Ястребов_рудн

Олег Ястребов, ректор РУДН, об адаптации к новой реальности и привлечении иностранных студентов.

4 июля 2021 г.

Вы самый молодой ректор среди вузов России. У Вас был опыт работы в РУДН, хорошо знаете структуру университета. Вступив в должность декана, Вы предполагали, что сможете стать ректором университета?

Плох тот солдат, кто не мечтает стать генералом! Вся моя жизнь связана с университетом Дружбы Народов. Я поступил в 1998 году в университет на факультет гуманитарных и социальных наук на специальность «Международные отношения», потом пошел параллельно на юридический факультет. Далее поступил в аспирантуру и остался преподавать. Долгое время, я конечно об этом не думал, но с самого начала карьеры в университете, я уже для себя понял, что это наверно мое первое и окончательное место работы. Университет для меня как родной дом!

Вопрос адаптации прошел достаточно легко по ряду причин. Во-первых, нет времени на раскачку, так как перед университетом стоят большие планы и задачи. Конечно с адаптацией помог наш Президент Филиппов Владимир Михайлович, который не просто остался в университете во всех органах управления, включая Ученый совет, ректорат, как заместитель ректора, но он еще и наставник с большой буквы, поэтому процесс адаптации, благодаря его ежедневной помощи, проходит легко. Естественно тоже помогает, что на протяжении многих лет я был членом как Ученого совета, ректората, комиссии по университетскому менеджменту.

Как отразилась эпидемиологическая ситуация, связанная с COVID-19, на университете и Ваших решениях и действиях?

Безусловно, эта болезнь очень серьезная, опасная. Она затронула без исключения все страны, в том числе и Российскую Федерацию. Мы с осторожностью, системно подходили к решению возникших сложностей. У нас большой университет, десятки тысяч студентов и преподавателей, за которых, как ректор, несу ответственность. Мы очень аккуратно подходили к вопросу безопасности и здоровья наших студентов и преподавателей. Мы слушали консультации, в первую очередь врачей нашего замечательного медицинского института РУДН. Наши специалисты – одни из ведущих специалистов по вирусной проблематике. Конечно же придерживались всех санитарных требований. С точки зрения образовательного процесса, конечно времени не было, надо было принимать быстрые решения. Надо отдать должное, что университет всегда подходил с пониманием и одним из самых первых в стране начал цифровую адаптацию наших программ и к цифровому образованию мы были готовы. Достаточно быстро, мы перестроились в течение нескольких недель.

Ваша оценка, как эксперта в сфере образования, вернемся ли мы к классическому формату обучения, либо цифровое образование это современная реальность?

Я полностью за классический формат образования. Объясню почему. Воспитать человека интеллектуально и не воспитать его нравственно это такая мина замедленного действия перед обществом. Конечно же университет - это не набор каких-то курсов, университет это целая экосистема, где кроме образовательной и научной составляющей, очень важен воспитательный процесс.

Конечно же мы вернемся, и весь мир вернется, к классической системе, но цифровизация в образовании займет свою значительную долю. Я думаю, что порядка 30% образовательного контента уже никогда не вернется в офлайн, а останется в онлайн формате. Там, где это целесообразно, где это целесообразно по мнению специалистов, возможно, какие-то поточные лекции, но полностью в онлайн образование, я думаю, мы никогда не перейдем.

Для Вас лично, как для ректора РУДН, этот формат более приемлем, либо вы будете комбинировать классический формат образования и цифровой?

Мы конечно же будем комбинировать. Мы классический университет и живое общение профессора и студента ничем не заменить, но в то же время мы «подвижный» университет, мы университет будущего, мы понимаем, что надо идти в ногу со временем и конечно же цифровые платформы, в том числе и цифровые программы магистратуры, мы будем активно использовать.

Известно, что образование является платной услугой. Рано или поздно студенты РУДН поднимут вопрос о снижении цен на образовательные программы, что мы уже наблюдали в МГУ. Какой выход Вы видите в сложившейся ситуации?

Считаю, что с переходом в онлайн образование мы не потеряли в качестве и наш профессорско-преподавательский состав работает гораздо больше сейчас. Сказать, что мы стали оказывать какую-то некачественную услугу, за которую нужно брать меньше денег – это точно не так. Я считаю, что плата за образование не должна снижаться. С другой стороны, мы понимаем, что у большой группы населения есть экономические сложности и конечно же поддерживать студентов надо. Надо увеличивать стипендии, какие-то другие меры поддержки. Мы оказываем дополнительную поддержку для тех студентов, кто хочет вернуться на Родину. Мы готовы частично компенсировать расходы на переезд. Мы отменили плату в общежитиях на тот момент, пока студенты не проживают в общежитиях. Мы огромные средства тратили во время пандемии на изоляцию студентов, которые заболели, либо тех студентов, которые контактировали с заболевшими, при этом за счет университета оказывали медицинские услуги, обеспечивали 4-разовое горячее питание. Мы потратили десятки миллионов рублей, чтобы студенты как можно легче с экономической точки зрения пережили эти сложные времена. Считаю, что поддерживать студентов надо, но не путем снижения цен на образовательный контент.

Конечно же университет не досчитался части прибыли, но это вопрос к менеджменту университета. Университет должен максимально дифференцировать доходную часть и мы видим, что с каждым годом мы увеличиваем доходы не только от образовательной деятельности, но у нас крен на доходы от научной деятельности, особенно от опытно-конструкторских разработок, хоздоговорных тематик, дополнительного профессионального образования. Мы с каждым годом увеличивали и сейчас еще более интенсивно увеличиваем эту доходную часть, чтобы компенсировать те выпадающие расходы, которые мы понесли из-за пандемии.

 В целом на сегодняшний день у нас стабильно сбалансированный бюджет. В ближайшей среднесрочной перспективе мы не видим экономических проблем в университете.

Очень многие иностранные студенты не могут приехать в Россию из-за ограничений. Таким образом, они не могут посещать практические занятия. В новостях пишут, что в ряде вузов многих студентов отчисляют за пропуск практических занятий. Как быть в этой ситуации?

Мы с пониманием относимся к сложившейся ситуации. Мы разговаривали со всеми руководителями факультетов, институтов и академий РУДН, с проректором Ефремовой Ларисой Ивановной и нами было принято решение, что мы не будем отчислять студентов-иностранцев. Будем делать под каждого индивидуальный график, будем сдвигать практические занятия на второй семестр, если надо – сдвинем и на год. Мы убеждены, что пандемия она когда-нибудь закончится, хотелось бы конечно побыстрее. Мы выполним все обязательства по качеству образования. Таким образом принято решение трансформировать так учебный процесс, фактически сделать его индивидуальным и не отчислять студентов.

Одним из ключевых критериев статуса любого университета это его позиция в мировых рейтингах университетов. Какие задачи стоят перед университетом на ближайшие 5-10 лет и какие меры предпринимаются для их достижения?

Мы участвуем в программе 5-100, мы в нее вошли на самом последнем этапе и были в средней группе по финансированию. Считаем, что главный KPI этой программы это продвижение в международных рейтингах. РУДН, среди всех вузов-участников программы 5-100, продвинулся больше всех в рейтинге. Я больше скажу, за 4 года РУДН продвинулся на 400 мест в мировом рейтинге QS, что было самым большим продвижением не только среди российских вузов, но и всех вузов мира. Мы стали занимать 326 место. Такой скачок, такой рывок в международных рейтингах не совершил не один университет в мире. Мы очень гордимся, мы считаем, что показали, что умеем программно работать, мы умеем ставить амбициозные цели и их достигать.

Конечно мы хотим участвовать в новой программе академического лидерства, где уже главный KPI будет не место в рейтингах, продвижение в рейтингах будет необязательным, но мы для себя, как для международного университета, в котором учатся студенты из 160 стран мира, оставим этот показатель продвижения. Конечно же мы достигли того места, после которого уже не так легко будет продвигаться, уже нельзя будет продвигаться по 100 мест в год. Это уже такая сложная конкурентная борьба, где каждое место будет даваться, можно сказать, с боем.

Мы ставим для себя задачу попасть в топ-200 мирового рейтинга, в топ-3 университетов России. Главное это кадровый потенциал, наши ученые, профессора, преподаватели. Кадровая политика набирать лучших из лучших – это основа продвижения в рейтингах.

Мы разработали ряд задач и под них десятки проектов, которые с точки зрения наукометрии нам поможет, с точки зрения международного признания, академического и работодателей – у нас такая большая комплексная программа готова на ближайшие 10 лет.

Вы подняли интересную тему, касательно кадровых вопросов. Сегодняшнее поколение миллениалов думают, реагируют, работают по-другому. В университете очень многие преподаватели в возрасте 55+. Возникают ли в связи с этим трудности взаимодействия между студентами и преподавателями в РУДН?

У нас сейчас по новой программе молодым ученым считается человек до 40 лет. Мы решили сбалансированно подойти к этому вопросу. Мы считаем, что безусловно основной процент должен быть за активными молодыми учеными до 40 лет, но это до 50%. Конечно же опыт, передача знаний, формирование научных школ, по этим вопросам университет должен опираться на более опытных наставников. Поэтому мы приняли решение сделать вот такой баланс 50% на 50%.

Конечно же нужно обновлять кадры. Наука молодеет, особенно в новых областях научных знаний, например связанных с искусственным интеллектом. При этом опираться на классические научные школы, на профессорско-преподавательский состав более старшего возраста мы будем безусловно.

РУДН является международным университетом. Из каких стран приезжают студенты учиться в РУДН?

Сейчас в нашем вузе учатся представители 158 стран мира. Выпускники РУДН есть со всех стран мира. На сегодняшний день в нашем университете учится более 10000 иностранных студентов. Мы для себя ставим цель, что с каждым годом минимум студент или групп студентов из одной новой страны должны прибавляться в РУДН. Мы безусловно самый интернациональный ВУЗ в Российской Федерации, вполне возможно и во всем мире.

Многие руководители транснациональных компаний выступили с заявлением как раз таки по поводу образовательных программ, и они на первое место выделяют умение, навык работы в многонациональной, многоконфессиональной команде. Такой прокачки этих навыков как в РУДН, нет ни в одном университете мира.

С какими мировыми университетами сотрудничает РУДН и какие программы двойных дипломов предлагает университет?

Мы сотрудничаем с большинством ведущих вузов мира, которые входят в топ-500 лучших университетов. Мы имеем более 100 программ двойных дипломов с вузами Европы, Азии, Латинской Америки, с вузами со всех континентов. В основном это конечно же программы в области гуманитарных знаний – политология, лингвистика, международные отношения, но в том числе есть и программы в области медицины. Как раз недавно открылась программа двойного диплома MBA «менеджмент в здравоохранении» совместно с Азиатско-Тихоокеанским институтом менеджмента в Дели. Не один университет в России не имеет столько программ двойных дипломом с зарубежными вузами, мы этим гордимся.

Вы упомянули программу MBA. Многие программы MBA в России являются адаптацией западных методик. Есть ли в РУДН план по разработке собственных авторских программ MBA?

У нас все программы авторские, мы не занимаемся копированием. У нас есть интересные программы дополнительного образования об особенностях ведения бизнеса в каких-то конкретных странах или регионах мира, потому что на Ближнем Востоке свои особенности, в Юго-Восточной Азии свои, в Латинской Америке совершенно другие особенности. Эти программы уникальны, и, пожалуй, не один другой университет в России такие программы, в таком разрезе не предоставляет.

В современном мире все большей востребованностью и популярностью пользуются программы, связанные с кибербезопасностью, ИИ, робототехникой, изучением космоса, биомедициной, нанотехнологиями. Есть ли в РУДН такие программы, в частности на английском языке и для иностранных студентов?

Я бы сказал, что в основе всех этих программ лежит фундаментальная математика. Математика является одним из наших приоритетных направлений. Мы считаемся лидерами не только в России, но и в мире по образовательным программам в области математики. На основе этого у нас разработан ряд программ магистратуры по ИИ, по программированию, по обработке больших данных как на факультете физико-математических наук, так и в инженерной академии. Спрос на эти программы с каждым годом растет. Сейчас отдельно разрабатывается и в этом году запускается программа по кибербезопасности.

Что касается космоса, то мы являемся одним из головных вузов на территории РФ, у нас есть собственный центр управления полетов, где студенты в реальном режиме могут управлять спутниками. Все, что касается прикладных навыков изучения космоса, у нас активно преподается, есть институт космических исследований. Все сферы жизнедеятельности, связанные с космосом, с точки зрения прикладной науки для сельского хозяйства, для экологии, космический мониторинг преподается в нашем университете. Очень серьезно изучаем в юридическом институте космическое право, которое является в принципе подотраслью международного права. Термин «космическое право» был впервые озвучен профессором Жуковым в стенах юридического института РУДН, мы считаемся лидерами с точки зрения изучения правовых вопросов космоса.

Также нанотехнологии, биомедицина активно изучаются в РУДН. Сейчас мы развиваем большой биомедицинский кластер. Программы, связанные с вопросами геномики, биоинженерии, биоинформатики будут в ближайшие несколько лет это приоритет нашего развития в программе академического лидерства. Более того строим наверно самый современный виварий и медико-биологический кластер, только под лаборатории выделили порядка 3500 м2.

Известно, что азиатский рынок (Индия, Бангладеш, Шри-Ланка, Малайзия) является основным экспортером студентов в зарубежные вузы. Например, только из Индии ежегодно на обучение в зарубежные вузы уезжают порядка 350000 студентов. В первую очередь, они уезжают в вузы США, Великобритании, Канады, Австралии. Индия является одним из ключевых бизнес-партнеров России, однако поток индийских студентов в российские вузы значительно ниже, чем в упомянутые страны. В частности в РУДН достаточно мало студентов из Индии, несмотря на приемлемые цены. В чем Вы видите причины сложившейся тенденции?

На сегодняшний день у нас в университете обучается 120 студентов из Индии, что, на мой взгляд, очень мало.

Вы назвали топ стран, куда уезжают индийские студенты. Безусловно, одной из основных проблем является то, что в РФ достаточно неразвито образование на английском языке. Традиционно у нас образование на русском языке, а русский язык достаточно сложный и, на мой взгляд, это своеобразный барьер. Россия проигрывает упомянутым странам и в маркетинге, как такая мультикультурная страна, как образовательный хаб и, на мой взгляд, мы себя очень мало пропагандируем.

У нас в РУДН сейчас назначен новый проректор по стратегическим коммуникациям, главной задачей которого является донести до всего мира, что у нас комфортно и интересно учиться, что у нас своя современная образовательная среда.

России не хватает продвижения себя на мировых площадках, в социальных сетях, как такого образовательного культурного центра мирового уровня с образованием в том числе и на разных языках. Все почему-то думают, что образование в России только на русском языке, что какая-то несовременная культурная среда, не многоязычная. Это уже давно не так. Например, Москва – это мультикультурный город мирового города, а наш университет такая визитная карточка. Я считаю, что просто не хватает каких-то маркетинговых ходов у нашего университета и в целом у РФ по продвижению имиджа как раз такого образовательного культурного центра. Мы с этим будем бороться.

По сравнению с Европейскими странами у нас цена очень конкурентоспособная, но конечно по сравнению с образованием в наших регионах, у нас в РУДН сильно дороже. Я понимаю, что в условиях экономического кризиса конечно же студенты в первую очередь студенты выбирают по цене.

Вопрос цены-качества. Если взять выпускников медицинского института РУДН, то это ведущие специалисты, главврачи, возглавляют больницы в разных городах Индии. Почему бы РУДН не привлечь этих выпускников в качестве инструмента продвижения?

Мы как раз разрабатываем концепцию продвижения университета в этом направлении. Сейчас разрабатываем программу – «Посол российского образования». Также разрабатываем программу продвижения наших ассоциаций выпускников, причем у нас есть ассоциации выпускников более чем в 100 странах мира. Наши выпускники очень активные, обычно строятся ассоциации выпускников российских и советских вузов, но эти все ассоциации все равно на базе ассоциации выпускников РУДН.

Конечно мы не дорабатывали в этом направлении и я думаю, что в ближайшие 5 лет мы значительно продвинемся, в том числе и через современные средства коммуникации, социальные сети.

Хотел обратить Ваше внимание, что, как и в любом бизнесе, в образовании появилось очень много посредников. Местные агенты-рекрутеры порой дискредитируют репутацию действительно ведущих вузов, таких как РУДН, МГУ, МФТИ. Каким образом можно ограничить деятельность этих посредников?

Мы считаем таких посредников лишним звеном. Родители и студенты считают, что им нужен какой-то посредник, обязательно нужно с кем-то договориться. У нас очень простая схема поступления иностранных студентов, это фактически собеседование. У нас нет барьера, чтобы попасть в вуз. Мы хотим дать возможность каждому иностранному студенту получить хорошее российское образование и приобщиться к культуре – это такая миссия нашего университета.

Есть специальные требования поступления на бюджетные места через квоты, посольства, Россотрудничество, с другой стороны мы сами находим талантливых студентов, проводим десятки олимпиад, а в скором времени их будут сотни в огромном количестве стран мира.

С точки зрения поступления на контракт вообще посредники не нужны. У нас есть все формы коммуникации, есть чаты в Whatsapp, Telegram, можно написать на почту, позвонить, наша международная служба говорит на всех языках мира. 

Почему выбирают посредников, я не понимаю. Мы призываем студентов обращаться в университет напрямую, не надо платить посредникам, тем более с современными коммуникационными возможностями.

Многие студенты из Азии едут в поисках новой жизни и с целью обосноваться в другой стране. В Западных странах с этим проще, после окончания учебы, есть все условия, чтобы остаться в стране. Как обстоят с этим дела на данный момент в России? Многие выпускники говорят о сложностях с решением миграционных вопросов в России.

Было поручение Президента России об увеличении числа иностранных студентов, которые остались в России. Даже Президент озаботился этим вопросом, что мы учим и отпускаем этих студентов. На ближайшие 5 лет это KPI для Министерства образования и науки, сколько иностранных студентов останется на территории РФ. С каждым годом должно быть резкое увеличение. С одной стороны желание, с другой стороны возможности. По поручению Президента были разработаны поправки в миграционное законодательство, поправки в Трудовой кодекс. Огромное участие в этой работе принял РУДН, мы и выступили с этой инициативой, и председатель нашего Наблюдательного Совета Валентина Ивановна Матвиенко, как председатель Совета Федерации инициировала с поддержкой Президента и буквально несколько месяцев назад были приняты серьезные поправки в российское законодательство, которые резко облегчают вопрос трудоустройства и миграционного законодательства для выпускников российских вузов. Подавляющее большинство барьеров было убрано, государство заинтересовано и предлагает дополнительные возможности иностранным выпускникам остаться в РФ.

РУДН является единственным вузом в Восточной Европе и на территории СНГ, где есть Институт Восточной медицины. Планируете ли Вы развивать это направление, привлекать больше китайских, индийских, тибетских врачей?

Во-первых, мы очень эти гордимся, что мы являемся единственным вузом, где открыт такой крупный, современный институт Восточной медицины. Более того принято решение по расширению и сближению нашего классического медицинского института и института Восточной медицины, чтобы от практики переходили к научным подходам в традиционной медицине. Сближение Института Восточной медицины и объективных показателей качества здоровья, которые мы можем в лабораториях нашего медицинского института снять, как раз в этом направлении будет развиваться Институт Восточной медицины. Ожидаем, что будет развиваться научное направление, будут писать научные статьи с доказательной приборной базой, то, что это полезно, а что это полезно, у меня нет никаких сомнений.

Мы слышали, что у РУДН есть план в ближайшем будущем пригласить Премьер-министра Индии и вручить ему грамоту Почетного доктора, это действительно так?

Мы сейчас прорабатываем этот вопрос с ассоциацией выпускников из Индии. Для нас это очень почетно. У нас в университете очень строгие критерии, кому мы вручаем звание Почетный доктор РУДН. Не так много людей в мире носит это почетнейшее звание. Мы ждем этот визит, работа с Индией является для нас одной из приоритетных, поэтому мы с гордостью, если такая возможность появится, присвоим звание Почетный доктор Премьер-министру Индии.

Когда мы снова услышим студенческий шум в стенах нашего университета?

Очень надеюсь, что в феврале. Я каждый день прихожу в университет и мне, как профессору, как ректору, тяжело видеть пустой университет, очень рассчитываем, что в кратчайшие сроки жизнь во всех университетах закипит.

Что бы Вы хотели пожелать студентам?

Я хочу пожелать побольше хороших оценок, побольше новых эмоций, поводов для хорошего настроения, а также здоровья всем нашим студентам и их близким.

 

Беседовал Девадаттан Наир