Военное сотрудничество

Военно-техническое сотрудничество России и Индии: вызовы и перспективы

23 мая 2018 г.
«Я всегда рассматривал Россию как «всепогодного друга» Индии: отношения двух стран всегда были потрясающими. Я полагаю, что эти отношения необходимо углублять и дальше». Эти слова министр обороны Индии Манохар Паррикар произнес во время визита в Россию в октябре 2015-го, через полтора года после избрания премьер-министром Нарендры Моди.

Алексей КуприяновАлексей КуприяновМногим тогда перспективы сотрудничества Москвы и Нью-Дели в сфере оборонного строительства виделись в радужных тонах: полным ходом шла работа над проектом истребителя пятого поколения FGFA, Индия изъявила желание приобрести зенитные ракетные комплексы С-400, начались переговоры о совместном производстве в Индии вертолетов Ка-226...

С тех пор прошло почти три года. Многое изменилось: место главы Минобороны заняла Нирмала Ситхараман, Индия с сентября 2016 года находится в состоянии вялотекущего конфликта с Пакистаном, совместная разработка нового истребителя отложена на неопределенный срок, а программы закупки российского оружия оказались под угрозой из-за американских санкций. Многие западные эксперты предрекают конец российско-индийскому оборонному сотрудничеству. Так ли это?

Небо Индостана

Начать, пожалуй, стоит с многострадального проекта FGFA – он же Fifth Generation Fighter Aircraft, он же «истребитель пятого поколения». Работы над ним ни шатко ни валко ведутся без малого 12 лет. Решение о совместной разработке на базе российского истребителя ПАК ФА (ныне ставшего Су-57) было принято в 2002 году, в 2007-м подписано межправительственное соглашение: с российской стороны участником выступала компания «Сухой», с индийской – Hindustan Aeronautics Limited (HAL). Контракт на эскизное проектирование стоимостью $ 295 млн подписан в 2010 году, но это была только первая ласточка: всего на разработку планировалось потратить около $ 6 млрд, из которых 65 % приходились на Россию, остальные – на Индию. Всего Нью-Дели планировал закупить 214 истребителей пятого поколения, причем специально для индийских ВВС предполагалось разработать двухместный вариант самолета. Первые поставки должны были начаться уже в 2017 году.

Однако вскоре работы приостановились из-за слишком высокой, на индийский взгляд, стоимости проекта. В 2016-м программа, казалось, получила новый импульс: Россия и Индия сумели найти компромисс, в соответствии с которым Нью-Дели изыскивал со своей стороны необходимые для разработки средства, а Россия предоставляла дополнительные технологии и шла навстречу индийской стороне в вопросах производства. Но еще через два года программа зависла вновь – и на сей раз, похоже, надолго.

Теперь стратегическое сотрудничество было принесено в жертву тактическим соображениям. Истребительный парк индийских ВВС значительно устарел, требуются закупки новых машин, и в этих условиях Нью-Дели просто не может позволить себе тратить колоссальные средства на создание нового истребителя. Нужно обновлять парк здесь и сейчас.

Однако проект FGFA пока рано списывать со счетов. Вполне возможно, что через несколько лет он вернется в новой инкарнации – когда у Индии появятся деньги на самолеты пятого поколения, а российская промышленность поставит производство Су-57 на поток. Пока же Россия готова участвовать в тендере на закупку более 200 истребителей ВВС Индии, предлагая истребители поколения 4++ – Су-35 и МиГ-35.

Похожая ситуация сложилась и с совместным проектом многоцелевого транспортного самолета (МТС/МТА). Его разработка приостановлена весной 2017 года, однако Россия не собирается отказываться от борьбы за индийские заказы на рынке транспортной авиации. У комплекса имени Ильюшина большие планы: российские разработчики уже предложили Индии легкий транспортник нового поколения Ил-112В, подходящий для эксплуатации на малых аэродромах с бетонным и грунтовым покрытием. Закупка новых «илов» существенно поднимет мобильность индийских войск в горных приграничных районах, где есть шанс эскалации территориальных конфликтов или проникновения крупных банд с территорий сопредельных стран.

Горы и танки

Вообще безопасность границы – источник постоянной головной боли для индийских генералов и политиков. Индия на суше граничит с шестью государствами, причем с четырьмя из них (КНР, Пакистан, Непал, Мьянма) имеются неурегулированные территориальные споры. Но если за границу с Мьянмой и Непалом можно не беспокоиться, то претензии Китая на земли индийского штата Аруначал-Прадеш и ряд территорий союзного Индии Бутана в Нью-Дели воспринимают со всей серьезностью. Кроме того, проблем добавляет сепаратистское движение в Кашмире, которое поддерживается из соседнего Пакистана.

Все это вынуждает индийскую армию уделять особое внимание подготовке к боям в условиях гор и предгорий на северо-западе и северо-востоке страны, где слабо развита инфраструктура, а большинство мостов не могут выдержать значительный вес. В этих условиях как нельзя кстати оказываются российские танки Т-90, которые на 10–12 тонн легче большинства конкурентов, прошли обкатку в пустыне и в горах. Сейчас на вооружении Индии находится около тысячи Т-90, включая местную модификацию «Бхишма». Помимо этого, Россия модернизирует основные боевые танки – Т-72, которых в индийской армии более двух тысяч.

Но этого мало. Индии как можно скорее нужны танки для действий в горах – небольшие по массе, но с солидным вооружением. Тем более что у соседнего Китая они уже есть: несколько лет назад китайцы испытали в условиях Тибета новый танк для горных условий весом около 30 тонн, вооруженный 105-мм орудием. Ничего подобного Индии создать пока не удалось.

В этой ситуации Россия может прийти на помощь южному стратегическому партнеру. На вооружении российских ВДВ находится самоходная противотанковая пушка «Спрут» – по сути тот же легкий танк, куда более мобильный, чем китайский собрат (18 тонн против 30), и вооруженный 125-мм пушкой. «Спрут» может стать идеальным выбором для индийцев, позволив им компенсировать преимущество китайцев в скорости возведения приграничной инфраструктуры.

Нужно больше авианосцев

Третий вид вооруженных сил Индии – флот – нуждается сейчас в особом внимании. Стремительно развивающейся экономике страны требуется все больше углеводородов, львиная доля поставок которых приходится на страны Персидского залива. Кроме того, Индия все активнее реализует инфраструктурные проекты в Африке и претендует на роль поставщика безопасности в Индийском океане. Как следствие, стране нужен сильный флот, причем создавать его приходится в условиях экономии средств.

Советские и российские корабелы немало сделали для пополнения индийского флота. Сейчас на вооружении ВМС Индии находятся подлодки типа «Синдхугхош» советского проекта 877, эсминцы типа «Раджпут» (они же БПК проекта 61-МЭ в советской классификации) и фрегаты типа «Тальвар» по проекту Северного ПКБ. Одна из двух АПЛ в составе ВМС Индии («Чакра») – это ПЛ «Нерпа» проекта 971, переданная в лизинг. Судя по всему, ее качествами индийские моряки довольны: к 2021 году планируется передача второй подлодки того же проекта.

Единственный авианосец, находящийся на данный момент в составе ВМС Индии, «Викрамадитья» – бывший советский тяжелый авианесущий крейсер «Адмирал Горшков», прошедший глубокую модернизацию. Россия помогала Индии при строительстве второго индийского авианосца «Викрант» (Невское ПКБ занималось разработкой авиационно-технических средств корабля) и рассчитывает принять участие в проектах, связанных с постройкой третьего авианосца, – «Вишал».

Этот список нынешних и перспективных проектов сотрудничества России и Индии в военно-технической сфере, разумеется, неполон. Россия модернизирует индийскую бронетехнику, обеспечивает обслуживание уже поставленных самолетов и вертолетов, планирует побороться за ряд перспективных тендеров. Российские танки Т-72 и истребители Су-30МКИ – основа индийских бронетанковых войск и военной авиации. Достигнуты договоренности о поставках ЗРК С-400 и вертолетов Ка-226, причем лишь 40 будут поставлены из России – остальные 160 предполагается собирать в Индии.

Одно из главных преимуществ России – готовность делиться с Индией, которую в Москве считают стратегическим партнером, и объемы технологий значительно превосходят предложения любых других продавцов. Для индийского ВПК это имеет решающее значение: по сути, Россия развивает индийскую военную промышленность, создает новые квалифицированные рабочие места, помогает осваивать уникальные технологии.

Это сотрудничество выгодно для обеих сторон. Хочется надеяться, что оно будет продолжаться и дальше и дружба между Россией и Индией останется действительно «всепогодной».

Алексей Куприянов, кандидат исторических наук, научный сотрудник отдела международно-политических проблем ИМЭМО им. Примакова РАН