Лидеры стран БРИКС, 2016г .
Лидеры стран БРИКС на совместном фотографировании перед началом саммита в Гоа, 2016

Большие выгоды от «больших союзов»

27 мая 2017 г.
Индия стремительно набирает очки на мировой арене. В последние несколько лет страна не просто заявляет о своих амбициях лидера, но и активно их реализует, занимая все более заметные места в глобальных содружествах, а значит и в глобальной политике.

На протяжении многих лет было принято говорить, что Индия сторонится первых ролей в глобальной политике. Если формулировку «региональная держава» по отношению, например, к России применяют, чтобы уязвить, то Индия еще недавно сочла бы это за комплимент. Звучало также, что у Индии странная экономика, в которой суперразвитость одних отраслей причудливо сочетается с отсталостью других. Сегодня мы наблюдаем другую Индию. Да, не решившую еще большинство проблем, но начавшую делать это ловко, с заметно возросшими амбициями, а главное – используя значимые мировые сообщества как трамплин. Сегодня мы видим кандидата на кресло постоянного члена Совбеза ООН, страну, показавшую самый высокий экономический рост в 2016 году.

Ожидается, что через несколько дней (на саммите в Астане) Индию примут в ШОС. А в апреле было объявлено, что рамочное соглашение между Индией и Евразийским экономическим союзом практически готово.

Миссия ШОС: погасить Кашмирский конфликт

ШОС долго вынашивала это решение. Организация, костяк которой сложился двадцать лет назад, впервые запускает процедуру приема новых членов, а небыстрая она еще и потому, что Индия и Пакистан оказались не «безоблачными» кандидатами. Сегодня эксперты высказываются в духе, что либо Кашмирский конфликт одолеет ШОС, либо наоборот. Будучи близкой к военному блоку, заточенной под борьбу с международным терроризмом, Шанхайская организация не может допустить никаких территориальных трений внутри себя.

Возможно, Индия и Пакистан нашли изящный способ выйти из нерешаемого спора, не потеряв лицо. Как говорят в кулуарах, новых членов принимают на условии, что Кашмирский вопрос никогда не появится в повестке дня. Эксперты напоминают, что ШОС вообще не место для дискуссий (политических) и в данном случае эта «военная дисциплина» вполне устроит и Индию, и Пакистан.

Миссия ЕАЭС: создать внутренний транспорт Евразии

С молодым, провозглашенным в 2015 году Евразийским экономическим союзом российские власти, похоже, связывают основные экономические надежды на пространстве экс-СССР. Активность Индии в этом формате для многих также стала сюрпризом. Еще в начале 2016 года индийские дипломаты осторожно говорили о том, что страна «хотела бы достичь ассоциации с ЕАЭС», но терялась на фоне более чем 50 государств-потенциальных партнеров – от Израиля до Южной Кореи. Однако уже в декабре 2016-го посольство Индии в России заявило о «максимальной и скорейшей интеграции» с ЕАЭС, а месяц спустя объявило, что Индия выполнила все условия для присоединения к зоне евразийской свободной торговли и может влиться в ЕАЭС уже в течение 2017 года.

Основной ставкой Индии на этот экономический союз эксперты называют развитие в рамках ЕАЭС трассы «Север-Юг», которая пройдет через Иран и Россию и позволит в разы увеличить объемы торговли Индии не только с Центральной Азией, но и, например, со странами Балтии. Для Индии с ее логистическими проблемами вопрос о транспортных коридорах становится ключевым.

Транспортный коридор станет главным механизмом снижения цен и доведет ВВП стран-участниц к 2030 году до 900 млрд долларов. Также ЕАЭС намерен усовершенствовать железнодорожные перевозки на континенте. Для Индии вопрос о железных дорогах – больной. Известно, что из-за изношенности и технической отсталости индийские железные дороги почти отказались от перевозки пассажиров (за 20 лет их количество от общего пассажиропотока упало с 70% до 15%).

Миссия БРИКС: вывести Индию на первые роли

Когда в середине нулевых годов создавался БРИК, Индию явно затмевали другие звезды. Что Бразилию, что Китай называли «экономическим чудом» и пророчили скорое мировое лидерство. Россия возвращала себе как политические очки на мировой арене, так и экономические показатели, рухнувшие за пятнадцать лет смуты и перманентного кризиса. Союз развивающихся топ-держав выглядел клубом перфекционистов плюс скромная Индия. Но что-то пошло не совсем так, и итоги 2016 года для участников БРИКСа выглядят не безоблачно. Если еще десять лет назад рост ВВП составлял минимум 4% даже для аутсайдеров клуба, то сегодня в нем есть страны с падающим ВВП. Это Россия и – особенно – Бразилия. ЮАР еще держится на плюсовых значениях (1,4%), но экономический и политический кризис в стране ведет к тому, что эксперты Standart&Poors грозятся снизить кредитный рейтинг ЮАР до «мусорного уровня» (Россия и Бразилия уже имеют негативный рейтинг). Рост ВВП Китая замедлился – до 6,9% (2015 год), а затем и 6,7% (2016 год). И только Индия демонстрирует явный рост (на 7,5% в 2015 и на 7,8% в 2016 годах), оказавшись вдруг самой динамичной мировой экономикой. Эксперты прямо говорят о том, что на фоне процессов, развернувшихся в экономиках членов клуба, только Индия выглядит достойно.

Это совпало с оживлением активности Индии в рамках БРИКС: по итогам саммита 2016 года в Гоа обозреватель РИА Новости пишет о «неожиданном громадном» пакете индийских инициатив (в числе которых – «Цифровая инициатива», Торговая ярмарка, Спортивный совет), как, впрочем, и о необычайно объемном пакете индийско-российских сделок. Индия уже почувствовала себя лидером клуба, хотя специалисты и предостерегают ее от «головокружения от успехов». В частности, нобелевский лауреат Амартий Сен предупреждает родину о том, что слишком высокий рост ВВП в индийских условиях чреват «несбалансированностью экономики». Индию тянет вниз малый индекс развития человеческого капитала, кризисная ситуация в сельском хозяйстве и сфере инфраструктуры. Однако заметно, как власти страны пытаются задействовать механизмы БРИКС для ликвидации своих слабых мест. В числе органов БРИКС, появившихся в Гоа по инициативе индийской стороны, – жизненно необходимые ей Центры железнодорожных и сельскохозяйственных исследований. БРИКС может помочь Индии и с решением проблемы перенаселения: по крайней мере, во время председательства Нью-Дели в организации в ее рамках начали активно обсуждать урбанистические проекты смарт-городов.

Игорь Савельев, журналист.