Винай Шукла
Винай Шукла, независимый индийский журналист, политобозреватель.

Отношения между Индией и Россией: незабываемые эпизоды из заметок журналиста

27 мая 2017 г.
70-летие дипломатических отношений между Индией и Россией, имеющее огромную значимость для обеих стран, – это нечто большее, нежели дата в хронике двусторонней связи.

Скорее всего, мало кто из молодого поколения знает о том, что Нью-Дели и Москва установили двусторонние дипломатические отношения 13 апреля 1947 года, за четыре месяца до того как Британская Индия была разделена и получила независимость 15 августа. Для миллионов жителей обеих стран эти двусторонние отношения с каждым годом приобретают все большую личную, эмоциональную и исключительную значимость. Суть в том, что ни один житель Индии, лично почувствовавший тепло русского сердца, так же как и ни один житель России, знакомый со страной сказок – невероятной Индией, никогда не сможет остаться равнодушным к этим отношениям.

Удивительно, что, несмотря на расширение Евразии, которое постепенно нас разделяет, эти отношения до сих пор служат связующим звеном между настоящим, прошлым и будущим древних цивилизаций двух стран. Между нами существует множество присущих нам сходств, которые объединяют нас на духовном, философском и поведенческом уровне. Эти отношения не только пережили распад Советского Союза, а также смену правительства и экономических систем в обеих странах, но и продолжают дальше развиваться в сторону привилегированного стратегического партнерства.

Тем не менее, не всегда все шло гладко: на пути встречались свои взлеты и падения, однако, оглядываясь назад, понимаешь, что, несмотря ни на что, мы шли только вперед. Как индийский журналист, который пережил в Москве неспокойные и судьбоносные годы, я бы хотел поделиться с читателями моментами грусти, отчаяния и надежды, рассказав об СССР и постсоветской России.

Был конец июля 1991 года, перестройка президента Михаила Горбачева шла полным ходом. Из моего офиса в Нью-Дели я получил поручение заполнить документ, касающийся 20-летия фундаментально важного Индийско-советского договора о дружбе от 1971 года, срок которого истекал 7 августа, так как не было ни слова о его автоматическом продлении или отмене. От Министерства иностранных дел удовлетворительного ответа добиться было невозможно, так как оно было занято визитом президента США Джорджа Буша – старшего. К счастью, на приеме иностранных СМИ и журналистов из США пресс-службы Кремля я познакомился с послом Александром Дзасоховым, который в то время являлся председателем влиятельного Комитета по международным делам Верховного Совета (Советского Парламента). Будучи бывшим первым секретарем Северной Осетии, он был одним из самых надежных союзников Горбачева. Я не мог не воспользоваться возможностью и спросил о будущем договора. Он был весьма удивлен, что не получал никаких документов на одобрение, однако заверил меня: «Я займусь этим вопросом, будьте уверены, что его продлят, а мы отметим 20-летие договора о дружбе, который, помимо прочего, сыграл важную роль в освобождении Бангладеша».

Два дня спустя было официально объявлено, что Комитет по международным делам Верховного Совета одобрил продление Индийско-советского договора о мире, дружбе и сотрудничестве еще на пять лет. Однако этот август стал переломным в истории СССР, который пережил насильственную смену власти, направленную против Горбачева, что впоследствии привело к распаду.

Мрачное январское утро 1992 года

Накануне посол Индии в России Альфред Гонсалвес позвонил мне и попросил приехать утром в гостиницу «Октябрьская» на брифинг с Джотиндрой Натхом Дикситом, секретарем по иностранным делам Индии. Я знал «Мани Да» еще со школы, так как его отчим Сита Чаран Диксит, выдающийся гандистский борец за свободу, был другом моего дяди и нашим соседом на Пандара-роуд в Нью-Дели. Стояло мрачное январское утро, типичное для Москвы, брифинг Мани Диксита не отличался энтузиазмом. Тогдашний премьер-министр П.В. Нарасимха Рао отправил его в Москву для сбора достоверной информации через две недели после отставки президента Михаила Горбачева в Рождество 1991 года, что стало завершением советской главы истории России.

Несмотря на все усилия посольства Индии, для которого двери Кремля всегда были открыты в прошлом, новый министр иностранных дел Андрей Козырев практически отказался с ним встречаться. Перед отъездом Мани Диксит ободряюще пожал мне руку и спокойно сказал: «Важнейшие национальные интересы и геополитические условия вновь возродят наши отношения». Эти слова, произнесенные мрачным январским утром 1991 года, оказались пророческими.

Оставляя позади противоречивый отказ Москвы передавать технологию криогенного ракетного двигателя под давлением США, а также другие торгово-экономические проблемы, обе страны уверенно делали шаги вперед, в то время как Россия постепенно восстанавливала свой суверенитет и продолжала быть основным поставщиком оборонительных сооружений вооруженным силам Индии. Одни из наиболее успешных проектов по обороне, например, Сухой Су-30МКИ и СП «Брамос» по производству сверхзвуковых крылатых ракет, были внедрены в эпоху, когда весь мир вычеркнул Россию из списка технологических держав.

Благодаря мудрости политического руководства обеих стран, сотрудничество между Индией и Россией в настоящее время затрагивает практически все сферы деятельности, включая космическую, ядерную, традиционную и возобновляемую энергетику. Обе страны начали предпринимать шаги на пути к укреплению экономической основы двустороннего стратегического партнерства. Визит премьер-министра Нарендры Моди в Санкт-Петербург в качестве особого гостя Петербургского международного экономического форума – это очевидный показатель намерения усилить экономическую сторону этого партнерства.

Винай Шукла, независимый индийский журналист, политобозреватель.